Версия для слабовидящих
Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А.

«За инженерные кадры»: Время больших открытий

«За инженерные кадры»: Время больших открытий

В поисках ответов на свои вопросы настоящие исследователи заходят очень далеко. В прямом смысле слова. Они неделями живут в полевых условиях. Их не останавливает ни жара, ни проливной дождь, ни сотни километров дорог...

Что ищут и что находят ученые в экспедициях? Об этом газете «За инженерные кадры» рассказали представители СГТУ, за плечами у которых – десятки экспедиционных сезонов. Своими воспоминаниями на эту тему поделился и ректор вуза Игорь Плеве, посвятивший полевым исследованиям не один год.

Игорь Плеве, ректор СГТУ имени Гагарина:

iшеф.jpg- Я участвовал в археологических экспедициях, раскопках древних поселений и курганов каждый год, начиная с 1978-го и до 1985-го.

Для меня этот период – целая эпоха, в корне изменившая мою жизнь: в экспедиции я познакомился со своей женой, открыл себя как ученый, нашел верных товарищей, закалил свой характер. Хотя первая экспедиция, честно признаться, меня разочаровала: домой ведь вернулись без находок. Но зато когда в следующий раз удалось сделать первые находки, восторгу не было предела: словно, мы соприкоснулись с каким-то чудом! Постепенно я так втянулся в экспедиционную жизнь, что буквально дни считал до следующей поездки. Спустя годы, когда изменились жизненные обстоятельства, все равно старался выбраться на несколько дней в одну из работающих экспедиций, чтобы отвести душу: вдохнуть этот пьянящий воздух свободы, вкусить дух поиска, испытать радость открытий. 

Кстати, школу молодого бойца я тоже прошел в первой экспедиционной разведке. Почти сутки на ногах, с тяжелыми рюкзаками, без транспорта, в неудобных кирзовых сапогах – это было настоящим испытанием. И неудивительно, что я, 19-летний парень, в какой-то момент хотел на все плюнуть и вернуться в лагерь. Но выдохнул, взял себя в руки и пошел дальше. В археологических разведках так же, как и в горах: если ты сумел однажды победить себя, то этот удивительный, полный романтики образ жизни делает тебя по-настоящему счастливым.

Алексей Иванов, один из организаторов и руководителей экспедиции «Флотилия плавучих университетов»:

Иванов2.jpg- Моя экспедиционная эпопея началась более 30 лет назад. С шестого класса я начал заниматься в школе юного геолога. Спустя год заявился в университет к известному профессору Виталию Очеву и попросил взять меня в экспедицию вместе со студентами в Банновку. К моей величайшей радости он согласился. Сколько подобных научных путешествий я совершил с тех пор, даже не возьмусь посчитать.

Как сказал великий исследователь Фритьоф Нансен, человек стремится к знанию, и как только в нём угасает жажда знания, он перестаёт быть человеком. Думаю, каждый из нас, отправляясь в экспедицию, стремится удовлетворить свою жажду познания природы, человека, его натуры.

В экспедиции, на мой взгляд, должны быть не только ученые и студенты, но и, к примеру, школьники, журналисты, художники. Именно такие люди с разносторонними профессиональными и личными интересами собрались в этом году на кораблях «Флотилии плавучих университетов». Да, порой им приходилось не просто: нужно было и в холодную воду лезть, и на палубе ночевать, отбиваясь от комаров, и просыпаться с рассветом. Но в итоге каждый нашел в этой экспедиции что-то свое. К примеру, я привез не один ящик материалов для дальнейшего изучения, открыл для себя новые места. С удовольствием общался с жителями населенных пунктов, мимо которых пролегал наш маршрут. 

Из каждой экспедиции я возвращаюсь немного другим. Экспедиционный опыт меняет и студентов: они начинают понимать, что мир не замкнут, что вокруг столько всего требующего познания. В них просыпается любознательность, они заражаются той самой жаждой быть человеком. Словом, становятся по-настоящему университетскими людьми.


Илья Булкин, доцент, участник археологических экспедиций:

Булкин.jpg- У археологов есть пословица: «В экспедицию приезжаешь или один раз, или на всю жизнь». Впервые я попал в экспедиционный отряд даже еще не будучи студентом, с тех пор прошел с экспедициями от Дуная до Кавказа, только в Крыму был 29 раз. Несколько лет подряд вместе с нашими студентами мы принимали участие в археологической экспедиции на месте древнегреческого города Калос-Лимен, который находился западе Крыма.

В экспедициях каждый раз открываешь для себя что-то новое и с точки зрения науки, и с точки зрения человека: знакомишься с новыми людьми, лучше узнаешь старых товарищей, испытываешь себя на прочность. В этих условиях ты волей-неволей двигаешься постоянно вперед.

Этим летом по приглашению нашего коллеги Игоря Шульги я второй раз принял участие в этнографической экспедиции на озеро Эльтон, где в XVII-XIX веках добывалась соль и располагался городок соледобытчиков. Однако этот год оказался не очень удачным для исследований: работать мешала высокая трава и капризы погоды, а также мошкара. Именно в таких условиях чаще всего и приходится работать исследователям. Это, кстати, – отличный опыт для студентов. И нередко, когда они соприкасаются с наукой «в поле», у них появляется желание верой и правдой служить ей всю жизнь.

Максим Архангельский, доцент, руководитель и участник палеонтологических экспедиций:

Архангельский.jpg- В первую экспедицию я попал в 14 лет. И с тех пор «болею» ими. Чем они так увлекают? Это азарт! Есть один шанс из ста, что в эту экспедицию ты найдешь именно то, за чем так долго охотился! Но, конечно, ты рад любой находке, даже той, которая подтверждает известный факт. Мы настолько мало знаем о предмете исследований, что любая находка становится сенсацией.

Палеонтология – это для каждого что-то свое: одному интересен процесс поиска, другому крайне важно получить результат. Ну а кто-то ездит на раскопки как на экскурсию, за новыми впечатлениями. По сути, палеонтология, используя метод актуализма, позволяет строить определенный биологический прогноз, то есть, образно выражаясь, с ее помощью можно заглянуть в будущее.

На данном этапе задача моей экспедиционной работы - узнать, какие животные жили в юрском и меловом периодах в Поволжье. Именно в отложениях юры и мела на территории нашего региона чаще всего совершаются интересные открытия.

Конечно, нужно иметь определенный опыт, чтобы найти что-то стоящее. Но иногда везет и новичкам. Например, однажды студент прямо на моих глазах нашел позвонок летающего ящера – птирозавра. Это большая редкость! Знаю случай, когда один любитель в московском парке отыскал скелет ихтиозавра. Так что каждый может откопать своего динозавра.




Текст – Алена Егорова
Фото – Денис Аникин, Мария Дараева, личный архив


19.10.2017

Новости СГТУ











все новости...