Версия для слабовидящих
Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А.

75 лет Победы: Галина Жедяевская – ночная амазонка

75 лет Победы: Галина Жедяевская – ночная амазонка

Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А продолжает цикл публикаций, посвященный студентам и сотрудникам Саратовского автодорожного института, участвовавшим в Великой Отечественной войне и внесшим свой вклад в победу над фашизмом.

В конце октября 1941 года в Энгельсе Герой Советского Союза Марина Раскова сформировала авиационную группу, состоящую из трех женских полков: 587 бомбардировочного (девушки летали на Пе-2), 586 истребительного (Як-1) и 588 ночных бомбардировщиков (По-2), впоследствии носившую прозвище «Ночные ведьмы». Одной из «ведьм» была студентка, а впоследствии и преподаватель Саратовского автодорожного института Галина Дмитриевна Жедяевская.

Жедяевская 1942.jpg

Она родилась в 1921 году. В 1938 году поступила на автомобильный факультет САДИ, впоследствии стала доцентом кафедры «Автомобили и автомобильное хозяйство», участник Великой Отечественной войны. Старший сержант гвардии, механик БАО женского авиационного полка.

Из воспоминаний Галины Жедяевской:

Вся моя жизнь, начиная с 1938 года, связана с нашим университетом, в те годы — автодорожным институтом.

В 1930-е — годы бурного развития машиностроения, в том числе автостроения, а значит и развития автомобильного транспорта, — создаются автомобильно-дорожные институты в Москве, Харькове, Саратове. И когда передо мной после окончания школы в 1938 году встал вопрос выбора дальнейшего жизненного пути, я без колебаний выбрала автомобильный факультет САДИ.

Поступали на этот факультет преимущественно парни. Так, наш первый курс приема состоял из 145 парней и 5 девушек. Но преподаватели нам «спуска» не давали — требования ко всем были одинаковы.

Учиться было интересно. Теоретические занятия чередовались с практическими — работой в мастерской, в гараже института.

Изучив конструкцию автомобиля, мы проходили учебную езду, что очень пригодилось нам в дальнейшем. Помогло и то, что в институте была хорошо поставлена спортивная и оборонная работа. Но учебу многим из нас пришлось прервать.

Занятия по начертательной геометрии. Преподаватель – В.Л. Бойницкий. 1937 г..jpg

Студенты нашего потока после окончания 3 курса (1941 год) были на производственной практике на машиностроительных заводах. Группа, в которую я входила, работала на Ленинградском Кировском заводе на станках. 

Мы знали, что завод выпускает тракторы «Кировец», но только на митинге 23 июня 1941 года узнали, что он выпускает еще и мощные танки ИС (в эти цеха у нас пропуска не было). 

Нам предлагали остаться работать на заводе, но институт прислал вызов — занятия должны были начаться 1 июля. Наш руководитель практики Михаил Давыдович Цфасс в соответствии с приказом всех нас доставил в институт.

Однако начать учиться с июля нам не удалось. 

Основная масса студентов была призвана в ряды Красной Армии. 

Большая группа ребят нашего, теперь уже четвертого курса, была направлена в военную академию тыла и транспорта, после окончания которой они также были отправлены на фронт. В их числе были и мои друзья — Валентин Емельянов, Иван Янсюкович и другие.

Оставшимся пришлось перевозить имущество института в другое здание (здание сельскохозяйственного института), поскольку в нашем институте был размещен наркомат авиационной промышленности.

К этому времени созрел урожай, и нас направили на уборку в Заволжье, на территорию бывшей республики немцев Поволжья. После окончания уборки — на строительство оборонительных сооружений вокруг Саратова (в районе Кологривовки). 

Мы рыли противотанковые рвы, ходы сообщения, землянки... 

Но и после окончания этой работы не всем удалось приступить к учебе. В их числе была и я.

В тридцатые годы многие девушки освоили летное мастерство в аэроклубах гражданской авиации и теперь обивали пороги военкоматов, комитетов комсомола с требованием отправить их на фронт. Наркомат обороны, учитывая искреннее желание девушек защищать Родину, принял решение организовать команду формирования будущих женских авиационных полков. В соответствии с приказом Наркомата обороны № 0099 от 8 октября 1941 г. им были присвоены следующие наименования: 586 истребительный авиаполк на самолетах Як-1, 587 авиационный полк ближних бомбардировщиков на самолетах Су-2 (с июня 1942 года он перешел на пикирующие бомбардировщики Пе-2) и 588 ночной авиаполк на самолетах У-2 (в дальнейшем По-2).

Команда формирования из Москвы была переведена в Энгельс, работа по организации, формированию и руководству этой командой была поручена Герою Советского Союза Расковой Марине Михайловне, которая была назначена командиром 587 авиаполка.

Проблемы с формированием летного состава полков у Расковой практически не было. Другое дело — технический персонал, его надо было готовить, начиная с «азов». 

И Марина Михайловна через горком комсомола Саратова обратилась к саратовским девушкам, желающим пополнить технический состав полка. 

На этот призыв откликнулось много человек.

Но отбор был очень строгий. Во-первых, трудно было пройти через медицинскую комиссию. Комиссия не пропустила наших студенток Таню Ладыгину, Варю Арапову, Валю Аверченко. Во-вторых, необходимо было иметь определенные технические знания и навыки, чтобы не затянулось обучение. Поэтому Раскова принимала только тех, кто или учился в технических учебных заведениях (САДИ, СИМСХ, авиатехникум), или уже работал (на авиазаводе, шоферами и др.).

Из нашего института в женских авиаполках работали вначале мотористами, а после окончания краткосрочных курсов авиамеханиками стали Вера Максюшина, Вера Колесник, Мария Жиркова, Юлия Тюлякова и я (Галина Жедяевская). Лидия Целовальникова вначале работала оружейником в полку ночных бомбардировщиков, а с 1943 года после доучивания уже летала на боевые задания штурманом самолета. После окончания войны все они возвратились на учебу, успешно окончили его и работали в разных отраслях.

самолет.jpg

Так, Вера Колесник после окончания дорожно-строительного факультета работала на строительстве автотрасс Москва-Симферополь, Харьков-Ростов и других. Вера Максюшина была инженером-механиком по строительным и дорожным машинам; Лида Целовальникова — инженером на одном из саратовских заводов; я осталась в институте, где прошла все ступени от лаборанта до доцента, а Юля Тюлякова, механик самолета Пе-2, поступившая в САДИ уже после войны (в 1945 году), окончила его и работала технологом на Киевском авиаремонтном предприятии.

Женские авиаполки пикирующих бомбардировщиков нанесли большой урон немцам. Почти треть всех сброшенных бомб на позиции немцев приходится на их долю. 

Сын одной из летчиц авиаполка написал книгу о подвигах этих отважных девушек и женщин и назвал ее «Ночные амазонки». Он спрашивал у своей знаменитой мамы, почему она не осталась помогать фронту в тылу? Тогда она ответила: «Я защищала свою маму и тебя, а также нашу любимую Родину!».

Галина Жедяевская сама не летала над головами врагов, она чинила самолеты по прилету, восстанавливала то, что от них осталось и отправляла на фронт. Подруги — студентки САДИ и других технических вузов области, помогали держать оборону и, благодаря слаженной работе всего полка, «Ведьмы» стали смертоносной силой, которая помогла победить.

Жедяевская 2, копия.jpg

Галина Жедяевская умерла в 2003 году в возрасте 82 лет.


24.04.2020

Новости СГТУ











все новости...